Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:46 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Отлично посиделось в Кардамоне )
Замечательные друзья и кофе. Для полного комплекта не хватало кальяна и бутылочки коньяка )

23:04 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
А еще теперь есть возможность написать развернутый отчет с Ведьмака. Она и раньше была, но была железнобетонная отмазка - отсутствие интернета.
А теперь... Сегодня вечером определенно нужно выложить.

23:03 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Нормальный интернет радует :)

22:00 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
03.08.2011 в 19:02
Пишет Hell Writer:

все-таки страшная была война.
23.06.2011 в 23:35
Пишет Taho:

Война в фотографиях


Налет немецкой авиации на Москву 26 июля 1941 года. Тонкие трассы — работа ПВО, толстая белая линия — немецкие осветительные ракеты на парашютах для подсветки местности для нанесения и корректировки бомбовых ударов (из-за большой выдержки при фотографировании следы слились в одну линию). 



 



URL записи

URL записи

20:44 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Переезд, переезд. Что-то он все ближе. А готовится к нему как-то лениво.
А еще подмывает заняться инвестициями. Прогорю?

21:43 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
А что если бы...
Как меня это "если бы" заколебало...
Хочу уснуть в обнимку с любимой девушкой, которая любит меня.

20:02 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Наши дети смотрят американские фильмы про героических американок, а на деле таких у американцев в реальности и не было. Одни мифы. У нас героических девчонок и женщин были тысячи, а фильмы про них не снимали.
- Бросьте, снимали. Например 'А зори здесь тихие...', или вот еще помню 'Дом на семи ветрах'. Про кавалерист-девицу Дурову - 'Гусарская баллада'.
- Ну а за последние лет тридцать что? - плющит меня вопросом музейный работник.
- А вы бы если б были сценаристом - что бы написали? Чтоб кино снимали?
- Да уж всяко не 'Обитель зла - 1, 2, 3, 4 и так далее! - медленно начинает закипать тишайший обычно музейщик.
- Фантазии бы не хватило? - с сочувствием подначивает Енот.
- Тут моей фантазии вовсе не надо! У нас такое бывало, что и никакой писака не придумает! Да я даже не могу так сразу сказать - за кого браться! Я же говорю - тысячи героинь были.
- А давайте хотя бы троих. И чтоб зрелищные эпизоды.

читать дальше
© Николай "Док" Берг, продолжение к "Мы из Кронштадта"

05:33 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Блин, я прямо устал отдыхать в эти выходные.

22:16 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Читаю отчеты со сталкера.
Хочу игроком, а не персоналом бара.

11:23 

Отчетец о поездке на Сталкер.

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Итак.
Ита-ак...
Даже начать не знаю с чего )
Буду по порядку.

Не получилось у меня заехать вместе со всеми, в субботу. Ну да ладно.. Работа, есть работа. Заехали с Нэткой в понедельник. Без приключений, поисков дороги и рефтамида. Довозил нас Сергей на своей машине, за что ему отдельные благодарности. Приехали. Увидели мягкий диван и кресло какого-то малинового оттенка. Удивились. Удивились обилию комаров, жаре, объемам работы. Расположились недалеко от костра.
В остальном понедельник прошел более, чем спокойно. Копали, рубили, пилили, подметали. Работу работали... А сотрудники еще завидовали - целая неделя отдыха. Ага... 14-16 часов пахать в чистом поле под палящем солнцем, почти не спать и, тем более, не мыться... Отдых, ёптить...
Дни прошли весьма однообразно: засыпали с рассветом, просыпались часов в девять, позавтракав, отправлялись доделывать недоделанное. Единственное, в среду мне дали дернуть некой "пятнадцатиминутки" - не отпускало 2 часа. Сначала не мог остановиться смеяться, потом просто думал. Дурная штука, и ощущение некотролируемости себя мерзкое. Забавная шутка. Оценил. Вечером, когда становилось темно в бункере, народ перебирался на место стоянки, начинали усиленно топить костер, греться снаружи и изнутри. Хорошо в хорошей компании.
С четверга начал заезжать народ. Прибавилось помощников, бандосы, вместе с одиночками, выстроили нам арену. Молодцы.
В пятницу почти все было готово, но не оттестировано. С утра занимались доделкой всего и вся: повесили вентиляторы и освещение на сортир, завесили камеры, дособирали подиум, столы, лавки, барную стойку. Бункер к этому времени был выдраен до блеска, не осталось ни одного помещения, в котором бы мы не побывали. На кухне даже плесень всю выжгли. Заодно, когда стаскивали мусор наверх, обнаружили некое помещение, не связанное никак с бункером. Так и не поняли его назначения, спускаться тоже как-то не захотелось.
На парад, увы, не попал. Доделывал в бункере... Печально, но не критично. После парада в бар начали заходить первые сталкеры. Мокрые, злые, голодные.
Кормили, поили. Про себя как-то забывали. Играть не особо получалось, чересчур много было работы, посетителей, беготни. А, может, это и была игра. Бар открылся вовремя, столовка - тоже. Кормили на убой и очень вкусно. Такого на моей памяти было только на "Городе солнца" - солянка, борщь, плов, супы, вкуснейшие каши, салаты из свежих овощей. Класс! Девченки крутились у шеста и танцевали на барной стойке, народ колбасился, покупал, продавал, пил. Часов до пяти утра это продолжалось. Потом захотелось спать. Посетители рассосались совсем под утро. Уставшие пошли спать.
Проспал до четырех дня, впервые выспавшись за неделю. Из второй ночи вспоминать что-то сложно. Жгли, танцевали, играли, бегали - все слилось в один миг. К утру стало тихо. С Зенотом побегали на арене, потыкали друг в друга ножиками, да постреляли.
Днем собрались, доехали до дома. Отмылись, рухнули спать.
Итог.
Полтора дохлых компа, почти полная реализация планов по бару, море удовольствия и скинутые 7 килограммов веса.
Хочу еще.

22:28 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Снился очень странный сон. До дрожи реалистичный и такой же нереальный.
Нужно позвонить. Боюсь.

22:28 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Привет, дневник.

21:13 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Готовность к сталкеру - процентов 50.
Заезд через 2 дня.
Нужно собрать рюкзак.

22:14 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
И да, надо бы скататься хотя бы на одну воскреску. Пока есть желание и возможность.

22:08 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Трейлер "Пастыря" вышел лучше самого фильма. Печально.

12:25 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Рассказал один шахтер.

Случилось это в Кузбассе в 197**году. Еще молодым специалистом определили его в бригаду к пожилому прожженному шахтеру Митричу. Ничего особенного в его бригаде не было, кроме одного. Как-то во время смены, подрубили они крысиное гнездо. Крысу маму и всех крысенышей сразу поубивало, кроме одного. Митрич его выходил — кормил молоком из блюдца, когда тот по молодости прихварывал, растворял ему антибиотики в молоке.
После такой усиленной заботы на хорошем питании крысенок окреп, вырос и превратился в большего упитанного крыса по имени Ерёма. Ерёма прижился в бригаде, имел собственный паек, любил сало и свежий хлеб, и обедал по часам со всей бригадой.
Работали они на старой, еще довоенной, шахте, выбирая уголь почти у центра Земли. Однажды случилось во время смены ЧП — рванули пары метана, штольня почти на всем протяжении обвалилась, завалив проход метров на 200 вместе с шахтой подъемника. Нескольких горняков раздавило, как мух, остальные успели отскочить в глубь штольни. Пришли в себя, стали подсчитывать шансы. Воздух просачивается, но из воды и запасов пищи на шесть человек только полфляги воды и три бутерброда, которые Митричу на обед положила жена. Спасателям для того, чтобы добраться до шахтеров понадобится не меньше месяца. В лучшем случае (не забывайте — 70-е годы, из всей спасательной техники — экскаватор и лопаты с отбойниками).
Все приуныли. Вдруг в темноте показались два крысиных глаза — Ерёма.
Посветили на него фонариком — крыс лежит на спине и машет лапками в сторону завала. Потом перевернулся, пробежал немного, опять на спину и машет. И так раза три. Зовет, что ли, - предположил один из горняков.
Делать-то нечего — пошли за ним.
Крыс, поняв, что люди идут за ним, более не переворачивался, залез на завал и исчез в щели. Шахтеры за ним. Сверху завала осталась щель, размером в аккурат, чтобы протиснуться самому габаритному. Протиснулись. Метров через пять смотрят, взрывом покорежило стену штольни и открылся боковой проход. Залезли туда. В полный рост не встать, но на четвереньках можно. Крыс дождался пока последний шахтер не залезет в проход, и побежал дальше. Шестеро шахтеров на четвереньках — за ним. Проползли какое-то расстояние и уперлись в стену.
Эх, Ерёма, в тупик завел — резюмировал Митрич. Кто-то из шахтеров посоветовал переименовать его в Сусанина. Давай назад, - приказал Митрич, еле перевернулся в штольне и пополз назад. Тут Ерёма прыгнул и вцепился в штанину Митрича, прокусив брезентовую материю и икру Митрича до крови. Так и висит на нем, задними лапами упирается. Митрич орет от боли. Но Ерёма его не выпускает. А ведь он нам говорит — долбить надо, - догадался один из горняков, подполз к тупику и стал добить его молотком, оказавшимся при нем. Как только молоток стал вгрызаться в породу, Ерёма тут же отпустил Митрича и прилег рядом. Двоих самых худосочных отправили назад за инструментом и уже через час, сменяя друг друга, стали долбить породу. Отколотые пласты оттаскивали к завалу.
Как долго долбили, и сколько метров прошли никто не помнит. Когда сели аккумуляторы — долбили в темноте. Вымотались так, что работали как машины — без эмоций, на автомате. Поэтому, когда молоток, прорубив породу, улетел в пустоту, никто не удивился, ни обрадовался. Когда их, потрепанных, истощенных, но живых подняли на поверхность из соседней, заброшенной шахты, оказалось, что они продолбили шестьдесят метров за две недели, в то время как спасатели не могли до конца расчистить от обломков обвалившуюся шахту, которая еще два раза обваливалась, вынуждая начинать расчистку по новой. А Ерёму Митрич забрал домой и с тех пор до самой своей крысиной смерти Ерёма жил в индивидуальном доме и каждое утро жена Митрича лично меняла ему воду в поилке, сало и хлеб на все самое свежее. Похоронили Ерёму в сделанном специально по этому случаю шахтеров из той бригады ящике из ценной породы дерева, а на могиле поставили крошечный гранитный камень с единственной надписью «Ерёме от 25 человек» (именно столько людей проживало на тот момент в семьях спасенной шестерки горняков).
Этот камень стоит там до сих пор.

10:04 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Вот свинство жеж...
Четко видно, что зарядил по торсу, ан нет же... Чувак орал, что по пальцам попал!

20:45 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Как-то все не правильно и через жопу идет.
Вот совсем неправильно и совсем через жопу. Не знаю что исправлять, за что хвататься, как возвращать. Не знаю нужно ли, стою ли того, чтобы вернулись.
Хочу... Ничего не хочу. Никого. Не видеть, не слышать, не думать.

17:19 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
День не удался с самого утра. Вроде бы, конец лета, а дождь ударил противный и промозглый, и еще очень холодный. Даже собаки во дворах прятались в будках, зябко переминаясь с лапы на лапу.

А после обеда в село въехали немцы. Аккуратненькие крытые машины с солдатами и мотоциклы, размеренно урча, проехались по главной улице, и остановились перед зданием сельсовета. Уже бывшего, так как к вечеру появилась пахнущая свежей краской вывеска - «Комендатура». А в старых дверях – охрана.

Немцы внача...читать дальше (еще 23036 символов) >>

21:17 

Спокойно и невозмутимо. Наблюдаем'с, спим'с.
Прошла Макарена.

Заезжали за день до начала игры, в четверг. Заезжали весело и опаздывая. Начали с того, что за час до отьезда электрички решили закупиться едой в дорогу и пенкой. Купили все быстро, прождали такси 40 минут, поймали первую попавшуюся машину, рванули на Вокзал Главный. Когда до отправления электрички оставалось 12 минут, поняли, что опаздываем. Нагуглили путь следования электрички, решили нагонять ее на следующей станции. Водитель, сначала спокойно сидевший, руливший, начал заражаться нашим азартом. Ускорил движение автомобиля, почти перешел на мат, глаза его хищно начали блестеть. К следующей станции мы подьехали одновременно с поездом, поняли, что и тут опоздали. Рванули еще дальше. Водитель уже открыто матерился, давил пятку в пол и нарушал одно за другим правила дорожного движения. В итоге почти успели. Приехали на станцию чуть раньше электрички, добежали до нее, но, увы, двери вагонов захлопнулись прямо перед нашим носом...
Опечалились и отправились к кассам праздновать шампанским наше опоздание.
Сели на следующую, доехали, закупились какой-то мелочевкой в ларьке, дошли до полигона. Ежика сразу забрать не получилось, где-то мы не там свернули и зашли на полигон значительно западнее ее временного пристанища. Решили скинуть бэги, расставить палатки, а уже потом забирать Ежа. Дошли до нашего лагеря, увидели, что готово менее, чем ничего. Дом в разобранном состоянии, никого нет, Пупс сидит один, грустит и жжет костер. Поставились, сходили поздоровкались, распили еще одну бутылку шампанского с Кэт, привели Ежика домой. Понемногу начали подтягиваться другие члены команды. Вечер прошел зябко, но довольно душевно.
На следующий день занялись постройкой дома, строили его оооооочень долго. Конструкция не выдержала полевых испытаний и была признана негодной. Не хватало прочности каркасу, из-за ветра он все время норовил завалиться куда-нибудь набок. Игра началась незаметно, с того, что легионы принялись маневрировать под стенами Пармы. Мы, почти построив дом, облачились в дурацкое, назначили имена рабам и, собственно, начали игра, параллельно достраивая дом. Участия в последнем я почти не принимал, благо, рук свободных было более, чем достаточно.
Первый день запомнился мало чем. Штурмовать нас никто не приходил, зарплату не выдавали и приходилось коротать время у костра или городских ворот. Хотя нет, вру. Был бой с одним из вигилов из-за его рабыньки. Никогда бы не думал, что рабыни настолько нежны и боязливы, а вигилы - суровы. С дуру схватился за меч и получил рану в ногу. Тут же меня перемотал все тот же охранник и мы с ним дринькнули за воинскую солидарность. Дринькать в этот день вообще приходилось весьма много. Наутро мне рассказывали о том, как я сношал мертвого германца, будучи совсем нетрезвым. А я не помню... Всю ночь полыхал костер, кричали песни нанятые музыканты - отличнейшие ребята. К утру пошли спать.
Быстро наступившее утро следующего дня было забавнее. Проснулся от криков главы дома, Гая Юлия, он собирался на войну. Таки призвали. Быстро позавтракав, напялив дурацкое, отправились конницей воевать. Быстро умерли. Отчасти из-за тактического гения Гая Мария, отчасти из-за того, что нас поставили рядом с тупыми германцами, которые не умеют держать строй и любят бегать поодиночке. Отсидели в мертвяке. Один из таких же мертвых, но не римлян, а галлов, принес котелок с пивом. Поблагодарили богов, отсидели еще час, отправились домой. По пути заглянули в Верону, перекусили и попили конины.
Дома, уже не Гай Юлий, а Секст, устроил смотр дома, рабов, жены мертвого брата. Сам выпорол всех рабов. После, жена устроила дивишник в одном из благородных домов. Зрелище было более, чем шикарным. Обнаженные красавицы, танцующие для возбужденных патрицианок, ослепленные музыканты, рабы, устраивающие стриптиз и оргию на глазах у благородных дам, глава дома, неожиданно вернувшийся домой, толпа зевак, собравшихся за дверьми дома на звуки представления. Ммм... Шикарно. Чуть не повздорили с легионерами. Веселье испортил Секст, прибежавший на крики...
Вечером был Форум, свержение диктаторской власти Гая Мария, гульба в кабаке, песни у костра, четырехчасовой дождь и прочее, прочее...
Утро последнего дня встретило нас снегом с неба. Было холодно. Играть уже не хотелось. Позавтракали, посидели. Поснимал таки случившийся штурм Пармы.
Побывали на закрытии игры.
К четырем для был дома.

Пещерка серого котофея

главная